← 6 сказка: Зеркало8 сказка: Ёжик в дыму →

Рюша проснулся рано. Было немного зябко и как-то особенно голодно. Едва умывшись, ёжик выскочил из своей норы и припустил на одну заветную ягодную полянку, где рассчитывал хорошенько подкрепиться. Бежал он бежал, катился он катился и нечаянно так задумался, что со всего разгона налетел на дерево. От испуга и неожиданности сжался в крепкий колючий клубок и вдруг… откатился! Чудеса! Дерево его пихнуло! Как будто сдачи дало. Откатившись, ёжик расправился, чтобы поглядеть на чудное дерево, но вместо дерева увидел лося. Лось поднял уколотую ногу и почесал её о другую, не уколотую, но тоже похожую на дерево. Звук был глухой и шершавый. С таким звуком в лесу трутся друг о друга сухие, покосившиеся, но ещё не упавшие деревья.

«А вдруг лось рассердился и опять мне наподдаст!» – подумал ёжик и тихонько попятился в кусты. Рогатая голова лося медленно поплыла вниз:

– Привет, ёжик! Не бойся, я с ёжиками не бодаюсь.

Огромная голова лося склонилась так низко к ёжику, что его мягкий бархатистый нос подрагивал возле самых ёжкиных иголок. На значительном удалении от бархатного носа сверху на Рюшу глядел большой карий глаз навыкате. «Наверное, от этого носа до того глаза парочка ёжиков поместится, – предположил Рюша и невзначай подумал: – А сам нос похож на коричневую шляпку белого гриба».

– Меня зовут Лоссион! – отрекомендовался лось.

– А меня – Рюша. Очень приятно познакомиться! – Рюша отступил на два шага и предупредил: – Осторожно, я колючий.

– Вежливый… – констатировал лось и нараспев прогудел: – Не сомневайся, мне известно, что ежи колючие.

– А вы, уважаемый Лоссион, меня обнюхиваете или рассматриваете? Если обнюхиваете, то всё же берегите нос, он у вас такой симпатичный.

– Ага, на белый гриб похож. До меня быстро дошло, не зря же я голову склонил.

– Неужели я подумал что-то обидное для вас? – обеспокоился ёжик и снова ненароком подумал: «А рога-то какие большие… Замшевые!»

– Не трепещи, колючее создание! – лось с ехидцей фыркнул и прибавил: – Вот и я не сказал ничего обидного. Все мы поначалу выглядим в глазах других несколько необычно и даже странно. А потом привыкаешь… То, что казалось странным, становится обыденным.

– А что такое «замшевый»? – чуть растерявшись, спросил ёжик.

– Вот! Не знаешь, а думаешь! – с укоризной проговорил лось.

– Интересно, как можно думать и не знать то, о чем подумал?

– Так вот… замша, стало быть, кожа, правда уже неживая. Это во-первых, – любезно принялся разъяснять лось. – Во-вторых, когда думаешь и не знаешь – и вдруг получается, что уже думаешь и знаешь, то это значит, это значит… – лось замялся, не находя слов. – Ну, про замшу это я тебе сам сейчас сказал, поэтому ты теперь знаешь… – бормотал он, а ёжик терпеливо ждал, догадываясь, что лось, похоже, тугодум. Рюша хорошо себе представлял, как порой трудно что-то объяснить другому. Даже на картинках.

Тут в голове лося случилось озарение, и он продолжил излагать:

– Ты, наверное, замечал, что иногда знание в нужный момент оказывается в твоей голове. Это значит, что до тебя дошёл голос Отца Небесного. Голос Его не слышим ушами, он струится сквозь Эфир, словно невидимый дождь в ночном небе. Так вот… Каждый зверёк может на него настроиться. Так радиоприемник ловит нужную волну. Иногда это получается как-то само собой, а иногда вовсе не получается… – лось замолчал, часто поморгал и пожаловался:

– Голова какая-то тяжёлая, точно с дубом бодался… – лось легонько потряс головой, и с его рогов на Рюшу упало несколько хвоинок.

– Ага, есть медитация, а есть интуиция, – поддержал беседу ёжик, – мне Великая Бася объясняла… Учись, дружок, медитировать, говорила, это потрясение расширяет кругозор.

– Вот и учись… – рассеянно прогудел лось, снова погрузившись в сумрачное настроение. – Что-то голова болит, и мысли не слушаются.

– Вы, наверное, не с дубом, а с другим лосем бодались, вот голова и болит. – Сочувственно предположил ёжик. – Советую пойти к доктору Аисту, он вам голову клювом простучит в нужных местах, и всё пройдет.

– То ли обнюхиваю, то ли рассматриваю… – невпопад пробормотал лось, и голова его вознеслась вверх. Вместе с носом и глазом вверх уплыли и огромные замшевые рога.

– С такими рогами легче улавливать голос Отца Небесного – просто чудные антенны! – прокричал вслед лосиной голове ёжик. Взлёт лосиной головы приостановился, и Лоссион недоверчиво поинтересовался:

– Шутить изволишь? Надо мной?

– Да храни меня, Святая Ночь, что вы, уважаемый Лоссион, это лишь смелое предположение.

– Одно, что смелое… – фыркнул лось и сообщил: – Между прочим, зимой у меня рогов нет!

– Тут я не в курсе… Зимой я сплю… – честно признался ёжик.

– А я – нет, и рогов – нет!

– Быстро же они у вас растут!

– Быстро и ко времени, – подтвердил лось. – Без них мне жену никак не защитить от других лосей. Отобьют!

– Жену или рога? – уточнил ёжик.

– Да, понимаешь, и то и другое отбить могут…

– Да-а, тревожно как-то…

– Ничего, справляюсь пока… – задумчиво проговорил лось и неожиданно спросил: – А у тебя есть жена?

– Знаете… не замечал пока, – смутился ёжик. – Вроде как нет… – он постарался переменить тему. – Мы с вами, конечно, очень разные, но кое в чем всё же похожи.

– Что, у тебя тоже рога растут? Зимой, наверное…  – отозвался лось и весело хохотнул. – Вот именно, зимой, в норе, чтоб никто не видел! – лось не на шутку разошелся от своей шутки. – А к весне отваливаются! Нет, ты только представь! Ёж с рогами! – и лось затрясся от хохота, ещё б немного – и заржал.

Вволю насмеявшись, утих, поглядел вниз. С некоторым разочарованием произнес:

– С другой стороны, как ты себя, рогатого, увидишь? В норе и поглядеться-то не во что. – И заключил философски: – Да, брат, самое трудное взглянуть на себя со стороны…

Рюша терпеливо переждал лосиное веселье и негромко проговорил:

– В общем, шутка удалась, хотя, вопреки пословице, в ней нет и доли истины.

– Ну, ты, брат, извини, что перебил… Ты хотел что-то рассказать про сходство.

– Ага, хотел… Вот, обратите внимание, уважаемый Лоссион, что ни у вас, ни у меня нет хвоста.

– Обратил, но во внимание не принимаю – смысла не вижу…

– Смысла нет, а сходство есть.

– Хм, ну так-то да…

– А ещё – у меня тоже есть антенны, чтобы улавливать голос Отца Небесного.

– Вот как? Вроде с рогами мы определились, у тебя их нет.

– Зато у меня есть иголки, их много, и они торчат!

– Как я понимаю, это прямо сейчас до тебя дошло?

– Ну да! Озарение!

– Видишь, как полезно общение с рогатым лосем – умнеешь на глазах возле его антенн. – И лось горделиво покачал рогами.

– Кажется, они мягкие и пористые, как гриб-дождевик, а внутри, наверное, белые… – теперь уже на ёжика напала фантазия.

– Не стоит доверять первому впечатлению… – вкрадчиво заметил лось. – Хотя в этом что-то есть… Внутри мои рога действительно белые, а когда появляются и начинают расти, то довольно мягкие.

– Вот и дождевики тоже поначалу белые, нежные и очень вкусные. А потом становятся бежевыми и несъедобными. Зато можно топнуть по старому дождевику, его плащ порвётся – и будет пых! – дымовая завеса.

– Вот что-что, а пробовать рога не советую, можно зубки обломать. А наступить, пожалуйста!

Лось опять низко склонил большую голову, да так, что огромный растопыренный рог оказался у самого носа Рюши. Осторожно попробовал лапой замшевую поверхность – ничего, твердая – и, осмелев, он заскочил на рог… А лось вдруг быстро поднял голову, и Рюшу стремительно понесло к небу. У ёжика душа ушла в пятки, сначала в свои, а потом в лосиные.

– Да ты не бойся, Рюша, покатаю немного и ссажу на землю. А ты мне пока что-нибудь расскажешь. В лесу, говорят, ты на редкость умный ёжик.

Рюша уже немного оправился после взлёта и ответил:

– А ещё, наверное, говорят, что немного странный, вроде как с приветом…

– От кого?

– От Отца Небесного, видимо…

– Ну, если так, ты Ему тоже от меня привет передавай… при случае… как-нибудь… – лось ободряюще похлопал ёжика длинным мохнатым ухом по колючему боку и даже не поморщился. Спросил: – Та-ак… про что это я? Ах да! Ты не думай, про тебя говорят только в положительном смысле, мол, добрый такой, находчивый… – Лоссион покачал головой в знак согласия с самим собой, отчего ёжик едва не слетел на землю. А лось, того не замечая, бурчал себе под нос:

– Надо же, волку по носу дал, лису обвёл, а у медведя мёд выманил.

– Ага, а ещё по реке плаваю и по деревьям лазаю… – с лёгкой самоиронией подхватил Рюша перечень своих подвигов.

– Вот-вот! Теперь ещё и лося оседлал! – Лоссион ухмыльнулся. Ёжик действительно перебрался с рога на лосиную спину. – Ну, куда тебя прокатить? Может, до ручья? Что-то пить хочется.

– Ладно, до ручья. – Согласился ёжик, и лось отправился в путь. Спина его, покрытая гладкой бежевой шерстью, плавно покачивалась на ходу. Ёжик устроился в ложбинке за лосиным горбом и стал потихоньку погружаться в дрёму.

– Ну, что притих? – спросил лось. – Видишь, я уши направил в твою сторону. – И в подтверждение пошевелил мохнатыми ушами.

– Я и в самом деле странный ёжик… – Рюшу немного укачало, и говорил он вяло, словно в сонном оцепенении. – Могу заснуть в самых неподходящих местах. И если бы не дуновение от ваших замечательных ушей, уже непременно бы уснул.

– Ага, слыхали, знаем… – откликнулся лось.

– А ещё! – встрепенулся ёжик и неожиданно для самого себя выпалил: – Я сначала вижу сны, а потом эти сны живут на самом деле. Ну, проживаю, в смысле…

– Да ладно! – лось резко встал, словно наткнулся рогом на незамеченную ветвь. Ёжик едва не скатился наземь, оцарапав коготками гладкую шкуру лося. Лось подвигал могучими мышцами на спине и снова тронулся в путь:

– А поподробнее…

– Ко мне во сне приходит бабушка Ёжка и рассказывает сказки да истории, а потом они происходят со мной наяву.

– Твоя бабушка приходит тебя спать укладывать? Странно… ты ведь уже взрослый ёжик.

– Нет, не моя, то есть она не только моя, она бабушка всем ёжикам в нашем лесу. Она не приходит, а вплывает из иного мира, откуда льётся свет и приходят сновидения.

Лось озадаченно молчал, переставляя свои ноги-деревья в направлении ручья.

«Вот какое дело такому солидному зверю до моих снов?» – проскользнул у ёжика вопрос, но лось расслышал его и возразил:

– Я же не такой бездушный, как мои рога, со мной можно и сокровенным поделиться.

И Рюша уже спокойнее продолжил:

– Когда бабушка рассказывает, я начинаю видеть разные события во сне. И вижу их так натурально, что не отличить от настоящей жизни.

– Стало быть, ты всю свою жизнь наперёд видишь?

– Нет, конечно, только некоторые события… А в остальном живу, как все. Я не вспоминаю свои сны, пока событие не начнёт происходить. Тогда открывается память снов, и я узнаю событие или ситуацию. Вот недавно повстречался с лисой и сразу вспомнил сон про эту встречу. Я заранее знал, где лежит поваленное дерево. Туда и рванул, спрятался.

– Тебе, наверное, и пропитание проще добывать.

– По-разному бывает. Иногда заранее знаю, где завтра грибы найду. Или знаю, когда дождь пойдёт и затопит мою тропинку к роднику. Тогда сразу иду в обход. – Ёжик помолчал и честно признался: – Но бывает, что память снов не открывается. Тогда бегаю-бегаю, каждый закуток проверяю, и всё впустую. Не могу найти грибок!

Лоссион включился в разговор:

– Понимаю, память снов не открывается… А интуиция что же? Молчит?

 – Интуиция тоже молчит! Нет связи с Отцом Небесным…

– Да, брат, такое бывает… – подтвердил лось.

    Они почти добрались до ручья, как вдруг налетел ветер, настоящий шквал, в один короткий миг раскачал и растрепал деревья. Ёжика ветром сдвинуло по лосиной спине, и он крепко запустил коготки в упругую коричневую шкуру.

– Гроза подходит… – невозмутимо сообщил лось.

– Уважаемый Лоссион, окажите любезность, ссадите меня на твёрдую почву. Что-то мне не по себе здесь, на верхотуре.

– Окажу, дружок, конечно, – лось низко склонил голову, и ёжик скатился на землю…

…И тотчас налетел ярый порыв ветра. Деревья раскачивались, как огромные сумасшедшие птицы, отчаянно размахивая ветвями, словно хотели ещё сильнее разогнать ветер. Раздался треск – это сушина, мёртвая иссохшая ель, переломилась и со стонами и хрустом начала падать. Аккурат на встречном движении она сошлась с лосиной головой, наделась на рога и накрепко придавила голову лося к земле. Хлынул, обрушился ливень. Сверкнула молния. Вдали звонко грянул гром. В одно мгновение мир переменился!

Объятый ужасом, ёжик обозревал полную драматизма картину: лось под елью в нелепой позе, мокрый, сияющий в ярком протяжном сполохе молнии. Сквозь потоки ливня он казался мерцающим неведомым монстром.

Ёжик промок быстро, его поколачивала дрожь, и он всё ещё не мог сообразить, что делать. Лось глухо мычал и не двигался, пребывая в глубоком шоке. Совсем рядом так громыхнуло, что вздрогнула земля под Рюшиными лапами.

– Я побегу к бобрам! – неожиданно для самого себя вскричал ёжик. – Позову, они помогут! – и, не дожидаясь ответа, кинулся бежать.

«Да-да, конечно, их прудик где-то здесь, недалеко…» – подбадривал он себя и мчался сквозь грозу, уже не замечая тугих потоков ливня, сполохов и грома.

Бобровый прудик был почти не различим в струнах дождя, и ёжик едва не вбежал в него. Остановился, перевёл дух и начал вызывать бобров:

– Уважаемые бобры! Нужна помощь! – Рюша знал, что бобры – зверьки необщительные, а лесное сообщество их недолюбливало за трудный характер и неуживчивый нрав.

– Почтенный Хотта! – призывал ёжик главного бобра, всматриваясь в пузырящиеся воды пруда. «Что ж он не внемлет!..» – но не успел Рюша впасть в отчаяние, как возле него вынырнула блестящая бобровая голова.

– Чего тебе, ёж? – мрачно осведомилась мокрая голова, и Рюша, не мешкая, живописал ситуацию.

– Понятно, – буркнул бобр, – жди, сынов позову.

И вскоре бригада бобров уже спешила за ёжиком к месту происшествия. Ливень не утихал. Добрались и обнаружили: лось находится всё в том же плачевно-беспомощном положении.

– Щас помру… – еле выговорил он, заслышав подбежавших спасателей.

– Обожди пока помирать, – неодобрительно пробурчал Хотта, – щас осмотримси.

Он деловито обошёл лося, поднырнул под ель и распорядился:

– Ты, меньшой, залезай на дерево, проходи промеж рогов и точи с дальнего конца. А ты, старшой, полезай следом и точи с этой стороны. По моей команде спуститесь. Подточенное дерево лось сам подымет, переломит и сбросит – силов у него довольно.

– А мне что делать? – спросил ёжик, трясясь от холодного озноба.

– Не путаться под ногами! – невежливо буркнул бобр.

Бобры принялись за дело. Ёжик едва различал их в потоках воды. Но дождь бобрам не помеха! Вскоре толстая сухая ель затрещала и просела – лось глухо ойкнул.

– Валите оттуда! – рявкнул Хотта, и два молодых бобра плюхнулись на тропинку, которая успела превратиться в ручей. Лось поднатужился, чуть приподнял голову, качнул ею, и точно – старое дерево сразу в двух местах переломилось. Лось уже увереннее тряхнул головой, и еловое бревно слетело с его рогов.

– Чуть ведь не помер… – прохрипел Лоссион. Казалось, его глаза ещё более выпучились и вдобавок налились кровью. – И шея затекла до невозможности, аж не чувствую. – Докладывал лось, со скрипом качая головой. – Ну, вы, ребята, молодцы! Спасли меня! Спасибо тебе, уважаемый Хотта, и вам, молодые бобры, спасибо! Век не забуду!

– А нечего шляться по лесу в этакую непогодь… – проворчал Хотта и скомандовал сынам: – Айда-те, пацаны, в хатку, перекусим там с устатку! – и, уже удаляясь, бросил через спину: – Ежа благодари – сообразительный.

После этой замечательной, согревшей душу ёжика фразы, ливень как по команде прекратился. «Может, бобр и дождю скомандовал?» – подумал ёжик и лихо заскочил на оказавшийся рядом пенёк; с удовольствием встряхнулся, раскидывая брызги по сторонам. Тут же в него ткнулся лосиный нос. Лось тихо охнул и сказал:

– Координация пока не восстановилась…

– Укололись… – посочувствовал ёжик. – Как находите свое состояние? Доктор Айболит не требуется?

– С трудом пока нахожу… – бормотал лось. – Надеюсь, сам оклемаюсь. Без доктора. – Он тряхнул головой, спросил: – Слушай, какой ещё Айболит? У нас же в лесу доктор Аист, ты сам давеча говорил…

– Оговорился я… от стресса! – смутился Рюша. – Есть такой доктор Айболит, правда он наш лесоучасток не обслуживает.

– Бабушка, наверное, твоя, Ёжка, рассказала?

– Точно, бабушка моя Ёжка рассказывала. И потому позвать его можно только во сне… А наяву пожалуйте к доктору Аисту! – разъяснил недоразумение Рюша.

Он не удержался, подколол лося:

– Однако ж не помогли вам ваши чудесные антенны!

– В каком смысле? – изобразил недоумение лось. – Ты про рога, что ли? Так ведь гудела голова не к добру, а я не понял…

– Это у вас интуиция гудела, а вы ей не вняли.

– Знаешь, ёжик… – задумчиво проговорил лось, – я не в первый раз замечаю, что перед грозой связь с Отцом Небесным ухудшается.

– Да уж, трудно не заметить!

– Слушай, вот ты давеча рассказывал про сны, будто видишь там, что произойдёт. А такого, что сейчас случилось, не видел?

– Вот я сижу на пеньке и думаю… Может, я сплю, а бабушка Ёжка мне сказку показывает… Или всё это наяву происходит?

– Представляешь, как тяжело и больно было мне под деревом? Разве мне в твоём сне может быть так больно? – лось протяжно вздохнул. Ёжик задумался и ответил не сразу:

– Наверное, в твоём сне тебе может быть по-настоящему больно, а в моём вряд ли…

– Значит?

– Значит, это не сон!

– А ещё это значит, что ты меня спас! Выручил, помог! И я тебе страшно благодарен!

– Нет, страшно не надо… Пусть будет просто – благодарен. А то сегодня страшно мне уже было, натерпелся…

Всё ещё мокрые, но весьма довольные друг другом, ёжик и лось разошлись каждый в свою сторону.



© А.Е. Титов.  Все права защищены


← 6 сказка: Зеркало8 сказка: Ёжик в дыму →